Азербайджанская версия сайта Английская версия сайта
Поиск по сайту
Законы Указы Разделы
 
Законодательство Азербайджанской Республики

Разделение властей по Конституции Азербайджанской Республики.

 Сведения об авторе: Акшин Джафаров. Главный специалист Конституционного Суда АР. Статья получена 10.12.00.

 

    После объявления своей независимости в Азербайджанской Республики (после этого А.Р)  была принята общенародным референдумом новая конституция Азербайджана, которая закрепляет юридические основы независимости государства.1  Кроме этого эта конституция закрепляет принцип разделение властей ,  которого до этого не было в Азербайджане.  Как  во  всех других  конституциях,  закрепляющих  это принцип, в  конституции Азербайджана  он предусмотрен своеобразно .   

    В  общем-то отметим,  что  только сам факт  закрепления должен  оцениваться  в  пользу  демократии. Уже само  собой реальное  разделение властей представляет собой способ,  защищающий  граждан  от произвола  бюрократии и власти.

   При закреплении этого принципа в любой конституции  всегда  учитывается  государственность, национальные традиции  и  баланс политических сил в данном обществе.  Естесвенно, что  при разработки  этого принципа  учтена  местная  обстановка,  и в результате  принцип разделение властей  получил  свою  специфику.

    На  самом деле,  в Азербайджане  до  принятия  этой  конституции  уже были учреждены  основы  принципа разделение властей.   Так,  впервые 18 октября 1991г. был принят  Верховным Советом Азербайджана  ''Конституционный  акт  о  государственной  независимости   Азербайджанской  Республики.'' 2 Этот акт  состоит  из 32  статей  и  содержит  оценки  некоторых  исторических  явлений,  предусматривает  положение   о народе и  государстве  А.Р.   Здесь  урегулируются  политические, экономические  основы  общества.   В   настоящей  конституции А.Р.  в  преамбуле  предусмотрено,  что  это   конституция  основывается  на данном акте.  Именно в этом акте  впервые в  Азербайджане  закреплен принцип  разделение властей . Ст.13  третьего   раздела конституционного акта  посвяшена  принципу  разделение властей.   Частично в ст.15 есть положение  касающееся   разделение  властей.  Отметим ,  что   не только  в  этом  акте,  но  и   в  конституции  Азербайджана  этот механизм   закреплен в максимальной  степени  соблюдая   общую  концепцию.  В ст.13  указано, что   в  А.Р.  государственная  власть  организуется   на основе  разделение  властей.   Законодательная власть   осуществляется   Милли  Меджлисом  А.Р., исполнительная  власть  осуществляется   главой  государства,  то есть президентом,  а   судебная власть  осуществляется  общими судами А.Р.  В ст.15  определено, что  законодательная власть   ограничивается   конституцией,  исполнительная и  судебная  власти  ограничиваются  конституцией и законом. Оба положения  с  изменениями   закреплены  в конституции  А.Р.  Ст.7  конституции  Азербайджана   называется  ''Основы государства''  и в этой  статье  характеризуется  государство  Азербайджана и указываются  основы  организации государственной власти.   По ч.II  этой статьи  государственная власть в Азербайджане организуется  на основе разделение властей.   Как это указано в ст.13  конституционного  акта,   законодательная власть  осуществляется   Милли Меджлисом,  исполнительная власть   принадлежит  президенту   А.Р.  Судебная   власть   осуществляется   общими судами.   Как   продолжение этого принципа   III раздел   конституции   построен  по  этому  принципу.  В  V, VI, VII  главах  соответственно   этому   принципу    предусмотрены  основы  организации,  юридические акты  высших  государственных  органов.   Кроме  этого,  глава  VIII  ст 135   содержит  нормы,   которые   определяют   разделение   властей  в  Нахичеванской  Автономной  Республике(после этого НАР).   Здесь законодателная власть осуществляется   Али Меджлисом,   исполнительная власть  осуществляется  Кабинетом Министров,  а судебная власть  осуществляется судами.   Все государственные  органы  просматриваются  сквозь   призму  разделение властей.   В соответствующих   разделах  сперва  определяются   основы  организации  органов,  потом  иммунитет и  индеминитет,  компетенции  и  основы  прекращение деятельности.   В  механизме  разделение властей  главная роль  принадлежит   компетенции.  Именно через  эти  элэменты,   через  их  соотношения  возможно  определить  наличие разделение властей.  Поэтому  анализируя систему  сдержек и  противовесов  необходимо  обратить  основное  внимание  на  эту  компетенцию.  Но  не все  компетенции   государственных  органов  считаются  элементами  разделение властей .   Сюда   отностятся   только  те  полномочия  государственных  органов,   которые  дают  возможность  вмешиваться,   воздействовать  и контролировать   деятельность  органов,  участвующих  в механизме  разделение  властей.  Эти  полномочия  должны дать  возможность  вмешиваться  именно с  целью   достижения   сбалансированной   деятельности   государственных   органов.   Другими  словами,  такие  полномочия   направлены  на  деятельность  других  органов,   а  самым главным  является  возможность  влиять  на  другие  органы.   Но   это  еще  не  все.   Для   точного  определения  места  органов  в  механизме  разделение  властей  должны  учитываться  нормы,   содержащие   основы  организации,  предназначения.   Соответственно ст.85 законодательная власть  осуществляется   Милли Меджлисом.  Он  состоит из  125 депутатов и  избирается  на  основе  мажоритарной и пропорциональной  избирательных  систем  и  всеобщих,  равных  и  прямых  выборов  путем  свободного,  личного  и  тайного  голосования.   В  конституции А.Р.  компетенции  связанные с  разделением  властей  только  по отношению  к  одной ветви  власти  закреплено четко в выделенной  форме.  Эта является  законодательная власть .  Все  компетенции  законодательного органа  предусмотрены  в  ст.94 и 95 .   В  ст.94  предусмотрены те сферы   деятельности, по которым  Милли Меджлис  принимает  законы.   Эта статья  называется   ''Общие  правила  устанавливаемые  Милли  Меджлисом''.  По этим вопросам   Милли Меджлис принимает   только  законы. Эта  статья   ни как  не связана  с механизмом   разделение властей,  ибо в  перечне  не  содержится  ни  одного  полномочия,  дающего  возможность  воздействовать  на  деятельность   других  органов.  По сути  в  этой статье  перечислены  вопросы , в  которых   Милли Меджлис реализует самые  основные  полномочия,  то есть  принимает законы.   Другими словами   здесь  определено  содержание   законодательствования .    В  отличие  от этой статьи, ст.95  называется  ''Вопросы решаемые  Милли  Меджлисом   Азербайджанской  Республики''.   Она содержит  перечень  вопросов,  которые   так или иначе   связывают  законодательную  власть  с  другими  ветвями  властей.  Исключая  некоторые    вопросы,   предусмотренные  в  этой  статье,  все  остальные  так или иначе  связывают ветви  властей   друг с другом.   В  действительности эта   статья   является   главной нормой,  обеспечивающей  действия  механизма   разделение властей,  потому  что  не в одной  другой  норме  высшие  государственные  органы  так сильно  не связаны друг с другом.   По конституции  в этой  норме  закреплены  вопросы,  решение  которых  принадлежит  Милли Меджлису .   На  самом  деле  Милли  Меджлис  самостоятельно  ни  когда не  может  реализовывать  основные   полномочия  предусмотренные  в  этой   статье,  ибо это  исключает  тесную  связь  между  высшими  государственными   органами.    В  пунктах с 1  по 5  принмаются законы,  а  все  остальные  вопросы  оформляются  в  форме  решений.   Как  видно  по  конституции  различаются не только компетенции  относящееся  к  разделению  властей,  но  и  правовые  формы  их   закрепления.   В ст.95  в  основном  закреплены  полномочия   Милли Меджлиса  утверждать  программы,  доктрины,  предложения назначение  кандидатов на должность,  представляемые  со  стороны  президента.   Некоторые  вопросы   закрепленные  в  этой  статье   связаны  с  институтом  инвеституры,  то есть  совокупность  полномочий  по  назначению на должность.   Инвеститура  является  юридическим  институтом   представляющий  преимущество  его  обладателям.   Этот  институт   характерен для  исполнительной  власти.    При   назначении   на  должность  учитываются  не  только  профессиональные   качества,   но  и   другие,  напр:  идеологические  взгляды,   близость  элиты  и т. д.     То  есть  кандидат  оценивается  не только  по   обьективным  критериям,   но  и   по  критериям,  которые  обеспечивают  верность   к   властвующей  элите.  А   это создает  предпосылки  к  формированию  бюрократии  и произвола   власти,  над   которыми   именно   исполнительная  власть  имеет  большое   преимущство   перед  другими  ветвями   власти.   Утверждение лиц  представляемых   президентом   на  должность   предусмотрено  как  способ   воздействия,  который  без  этого   контроля   споссобствовал  бы   превращению  исполнительной власти  в  самую  сильную  и   мощную  власть.   По   ст.95   Милли Меджлис  утверждает  военную  докртину,   государственный  бюджет,  премьер-министра,  судий,   генерального  прокурора,   международные  договоры,   должностных  лиц,  и  т.  д.,  которые   представляются   президентом.   Кроме  этого  законодательный   орган  решает  доверие    к    Кабинету  Министров,  отстраняет   президента   от  должности   через  импичмент,  дает  согласие   президенту   на  обьявление  войны  и  мира  и   привлечение  армии  к   выполнению  задач,   не  связанных  с  ее   назначением.   А самым  главным  среди  этих   полномочий  является  утверждение   бюджета   и   контроль  за   его  реализацией.   Утверждая  государственный  бюджет  Милли  Меджлис   влияет  в  целом  на  исполнительную   власть   и  контролирует  деятельность  этой  ветви  в   очень   важном  секторе   как  финансирование .   Но  законодательный   орган   осуществляет   эти  полномочия  раз  в  год  и  это  огранчивает  его    адекватное    реагирование   на   последующие   изменения   бюджета.   По  вопросом,   которые  предусмотренны  в  пунктах  1-5  ст.95   Милли Меджлис   принимает   законы ( организация работы Милли Меджлиса,  учреждения на основе представления президенту дипломатических представительств,  административно-территориальное деление, утверждение государственного  бюджета.).  Решение  этих  вопросов  в  форме   закона   обусловливается   их   значимостью.   Здесь  законодательный  орган   принимает законы  в  максимальной   степени   участвуя  в  этом  процессе,   определяет   основы   организации  какого-либо   органа  или   подготавливает  нормативную   базу   для   какой-то  деятельности.   По   сути  здесь   решающая роль  принадлежит самому   Милли Меджлису.     Поскольку   при   осуществлении  этих  полномочий   законодательный  орган,   приняв  законы    тоже  участвует   в  решении   этих  вопросов,  они  должны   предусматрвать   сферы   деятельности,    которые   совподают  с  действиям    обоев   органов.   Первый   пункт  ( организация работы Милли Меджлиса)  не  относится   к   механизму   разделение  властей ,  потому  что  не  связан   с другими ветвями  власти.  В  8-ом  пункте ст.95  указано,  что   в   случаях,   предусмотренных   настоящей   конституцией,   Милли   Меджлис   утверждает указы   президента.   Это  единственные  случай  не  опосредствуемый  инвеститурой дает  возможность  контроля над   собственными   действиями  президента.    При   возникновении   противоправных  последствий   здесь   ответственность  несет  сам  президент,   а   не  назначенное   на должность  лицо,  как это  бывает   в инвеституре.   Даже  в  случае  умышленного  назначения  какого-либо  человека   на  должность   и  при  возникновении на  этой  основе   противоправных  последствий   очень  трудно   доказывать  вину  и   привлекать  президента   к  ответственности,   потому  что для  всей  последующей   деятельности  этого  человека  он сам  несет   ответстенность,  а   не  назначающий   его  на  должность (пока   не доказано  умышленное   назначение).   А   указом  президента  оформляется   именно   его   собственное   действие ,   которое   во всех случаях   сохраняет  отношение  и  связывает с  субьектом   последующих  его  деяний.    Эти  полномочия  повышают  уровень   ответственности  президента .   Круг  таких  указов  достаточно  узок  и   малозначителен (ст.111.обьявление  военного  положения и ст.112 применение чрезвычайного положения).    Одно  из  влиятельных  полномочий  Милли Меджлиса   является  дача  согласия   на назначение  на  должность  премьер-министра.  Но  по  ст.118,  если   3  раза  Милли Меджлис  не  дал  согласие на  назначение  на  должность,  тогда  президент   без  согласия   парламента  сам  назначает   премьер-министра.   Это   положение   не  может   не  влиять  отрицательно на  значение   и    роль  этого   полномочия.   Сам  автор  несколько  раз   в  неофициалном   толковании  среди   юристов   встречался  с  мнением,   которое  здесь    предусматривает      представлении   разных  кандидатов.   То  есть,  президент  каждый  раз  представляет    нового  кандидата  для  того,  чтобы  получит согласия.  Если  Милли  Меджлис  3  раза   отказывает  дать   согласие   одним  из  этих  кандидатов,  тогда  он  сам  единолично   решает   эту  проблему.   Но   нам  кажется   решение  возможных   трудностей   за  счет   дисбалансирования   или  уменшения   значения  какого-либо  полномочия  в  системе  сдержек  и   противовесов   недопустимо.   В  12  пункте  урегулируется   процедура  импичмента,   но  во  время  определения   места  судов   в  системе мы увидим,    что   эти  полномочия   не  в коем  случае  до конца   не  принадлежат   Милли Меджлису.  

   В  ст.99  содержится   норма  об  исполнительной   власти.   Другая   статья   определяющая   статус  президента-ст. 8.  Здесь  президент   предусмотрен  как  глава  государства. Пункт III ст.9  определяет   главы  государства как   командующего  вооруженными  силами.   Компетенция  президента  Азербайджана   установлена  в ст.109 конституции.   В  этой  статье  не  различаются   полномочия  на  основе   критерия   отношении  к   разделению  властей.    Из 32  вопросов  относящихся   к  юрисдикции президента,   только  9  связываются    законодателной  властью,  о  которой   мы  и говорили.   Самым главным  полномочием  исполнителной  власти   для  воздействия   на   деятельность   законодательной  власти   является   промульгация- подписывать  и  обнародывовать  законы   и    кроме  этого,  право  на  вето  президента.  Несмотря  на  то, что  право  на  вето   президента  прямо  не  предусмотрено  в   конституции,  в ч.1 ст.110  определяет,  что   если  закон  вызывает   возражение  президента,  тогда  он  может  возвратить  закон  в  Милли  Меджлис  вместе  со  своими  возражениями.    В ч.II  этой  статьи  предусмотрено,  что если  Милли  Меджлис  вновь примет  большинством в 95 голосов законы,  принятые  ранее  большинством  в 83  голоса  и  большинством  в 83  голосов  законы,  принятые   ранее   большинством  в 63 голоса,   то  эти  законы  вступают в силу  после  повторного  голосования.   Причем  для  конституционного  закона   не  установлено  такое правило.  Очень  вероятно,  что   это  правило  установлено как  эквивалент взамен  положению  установленному  в ч.III  ст.118 ( вслучае  не дача согласия в 3 раз на назначение на должность премьер-министра президент сам без согласия  парламента   назначает его)  и  для  предотвращения  недостаточности  в системе  сдержек  и противовесов.   То есть  обладая  этими  полномочиям  Милли  Меджлис  ''рассчитывается ''  с  исполнительной  властью .  Кроме  этого,   установление такого  полномочия  может  оцениваться   как   взаимо   исключение    в  случае  злоупотробления  своих  преимуществ.  Эти  полномочия  являются  своего  рода   запасным  ходом.  Но   в  осуществлении   этих  полномочий   есть  некоторые  различия,  которые  нецелесообразны.   Так, в  случае  назначения   премьер-министра   без  какого-либо   вмещательства   после  отказа  в  3-ий  раз   Милли  Меджлисом   со  стороны  президента,   для  реализации своих  полномочий  законодательный  орган    нуждается   в   квалифицированном  большинстве  голосов.  Другими  словами  для  реализации  однотипных   полномочий,   установлены  не  равные  условия.   Эти  условия  составляют  ядро  реализацией   этих  полномочий.  Определение  таких  условий,    которые    в  пользу  одной  из  ветвей   власти  отдают   преимущество  перед    другими   не  как  не  оправдано.   Другими  словами,    если   конституционно  установленный  кворум   отсутствует,  тогда    Милли Меджлис  не как  не сможет   использовать   свои  полномочия   и  ему  придется  принимать   требования  исполнительной  власти.   Иначе  закон  не  санкционируется.     Учитывая,  что  назначить  премьер-министра    без  какого-либо  затруднительного  условия   легче,  чем  принимать  законы   большинством   голосов   приближающиеся   до   абсолютного  большинства ( из 125 депутатов  соответственно  85 и  95 ),   тогда  сразу  бросается  в  глаза   уровень  сбалансирования   разделение  властей.  Это  правило  установливаемое   для   Милли  Меджлиса   позволяет  нам   полагать, что    президент   в  А.Р.  только   формально    имеет  право   на  отлагательное  вето.    В  действительности--это право,   которое   занимает   место   между  отлагателным    и    абсолютным  правом   на   вето.   Такая  сложность    возникает  блогодоря  процессу   отложения  право  на вето   президента.   Сравнение  количества  полномочий  обоев  органов   создает  впечатление,   что   полномочия  по   контролю    за    деятельностью   законодательного  органа   не  только  остаются   в  меншинство   но  и превращает   ''неважную  фразу''  и  с первого   взглядя  кажется   все  сбалансированным  как  механизм   часов ( к 12 полномочиям  против 2 полномочий президента).       На  самом деле  интенсивность  использование  этих   полномочий  не  одиноково.    В  дейстителности  должностное лицо  не  назначается  интенсивностью  промульгации.  То  ест,  чаще   приходится  реализовывать   промульгацию,  которая дает  возможность  контролировать   деятельность   законодателного органа,  реже  использовать  инвеститурой,   позвольяющей  воздействовать   на  исполнительную   власть. Различие   в  интенсивности   использования   обусловливает  эффективность  самих  полномочий.   Должностное   лицо  не  назначается   интенсивностью   промульгации.  Чрезвычайное  и  военное  положение  применяется только  в  случае необходимости,   а  бюджет  утверждается   раз в год.  А  вот  законы  принимаются   в   каждой сессии   Милли  Меджлиса   и   каждый  закон  принадлежит  промульгированию.   Кроме  этого,   промульгирование   и   вето  направлены   на  акты  деятельности   Милли Меджлиса,   а  инвеститура   не  позволяет  прямо  воздействовать на действия   главы   исполнительной   власти.   Утверждение   должностного  лица   не  так  влиятельны   как  промульгация.    При  принятии  закона,   промульгируя  эти акты,  соответствующие  органы   тщательно  анализурют   нормы и  могут   среагировать  вовремя   в  своих  интересах.   При   утверждении  Милли  Меджлисам   должностных   лиц  по  естественным  причинам  он  не  может   анализировать   все  личные   качества   и   соотношения    между  кандидатами    и    главой  исполнительной  власти.     Для   всех  последующих   действий  именно  эти   лица   несут    ответственность   даже  в  случае  деятельности в  рамках   интересов  главы  государства,  а  не  сам  президент,   который  назначает   на  должность.   Не  кто  не  может   гарантировать,   что  этот   человек  не будет   действовать   в   своих  собственных  интересах.   Самый   важный  фактор  воздействующий   на   систему  сдержек  и  противовесов   считается  положение   закрепленное  в  пункте  32  ст.109.  Здесь  определено,   что   президент  А.Р.  в  исполнительном   порядке   решает  другие  вопросы   не  относенные   настоящей   конституцией   к  ведению   Мили Меджлиса   и   судебных  органов  А.Р.   Только  сам  этот   пункт   является  юридической  основой   для  распространения   круга  полномочий    исполнительной власти   и  очень  отрицательно   воздействует   на   систему   разделение  властей.   Уже в  текущем  законодательсве  на  основе   этого  пункта  признаны  за  президентом   новые  и немаловажные  полномочия.  Так,   по  ст.13  закон  ''О Конституционном  Суде  Азербайджанской Республики'' 3 принятый   27 ноября  1997  г.   устанавлевает,  что  на основе пункта 32  ст.109   конституции  А.Р.,  президент  назначает  председателя  и  зампредседателей   Конституционного  Суда.   По ст.33, 38, 49, 53, 62, 71, 94, 114  закона   ''О  судьях  и  судах''  ссылаясь на пункт 32 ст.109  конституции  установлено, что     количество  судий  и  их  заместителей  всех  инстанции и всех  юрисдикции  определяется   президентом.   Соответственно  ст. 30   закон А.Р. ''О полиции''  4   все  вопросы,   правилы  и  основы   определения,  представление  специальных  полицейских  званий   решается  президентом.   Опять-таки  все это реализуется  на  основе   пункта 32  ст.109  конституции  самостоятельно.    Все  это  только   часть   текущего  законодательсва   А.Р.   и  таких  законов  много.  Вполне  возможно  продлить  этот   перечень.  Для  организации  исполнительной  власти внутри  себя   в  субординационных  отношениях   такие полномочия  в  каком-то смысле  понятны.  Но  когда  это   полномочие   используется  для  создание  полномочий,   направленных   на  воздействие  других   властей,    то  есть  полномочий   входящих   в  систему   разделение  властей,  то  возникает  опасность  нарушения   механизма  сдержек  и  противовесов.   Добавим   еще, что  расширение  осуществляется   за  счет   инвеституры,   которая  как  и  другие  полномочия  президента    дискреционны.   Азербайджан  является  президентской  республикой.   Исполнительная   власть   получает  мандат  от   народа   и   это  исключает  ее  ответственность  перед   другими  ветвями.   Президент   имеет  достаточно   широкие   и   весомые   полномочия.  В  этом  случае   такое   положение   просто  излишне.  

    Глава  VII  называется  судебная   власть.  В ст.125  перечисляются  субьекты,   которые  осуществляют  судебную  власть   и    устанвливают  процессуальные  формы  судебной  деятельности.   Отметим,  что   степень   участия   судебных   органов  в  разделение  властей   слаба.   Это  выражается   в  том,  что     возможности   судебной  власти  не  равны  по сравнению возможностями  с  других  властей.    В  общем то  прямое воздействие   на  судебную  деятельность  или на его  результаты   не  правомерно.  Это   не  зависит  от того,  что    данное  положение   закреплено   в какой-то   конституции или нет,   а от  того,  что  характер  судебной   деятельности так требует.   Для достижения   поставленной  цели  судебная  власть  максимум  должна  быть   самостоятельной,   так как  исключает   влияние   других  ветвей   власти   на  деятельность  судебной  власти.   По   этому  главным  инструментом  для   влияний  на  судью  со  стороны   других  ветвей  является   инвеститура.   Инвеститура  же  принадлежит  к   исполнительной  власти   и   поэтому   здесь  ведущая  роль  принадлежит  президенту.  Воздействие   законодательной  ветви  опосредуется   инвеститурой  и   она  не  имеет  полномочий,  позвольяющих   самостоятельное   влияние.           Первое  положение касающееся  судебной  власти   встречается  в ч.IV  ст.8.  Здесь  установлено ,  что  президент   является  гарантом независимости судебной   власти.  Тут  же  возникает   вопрос:  каким  образом?    Но  в   конституции   нет  ответа   на  этот  вопрос.   Как  говорят механизм  реализации  этого  положения   отсутсвует  не только в конституции,   но во   всем  текущем  законодательстве. Кроме этого гарантирование независимости судебной власти через исполнительную власть не применимо к принципу разделения властей. Дело в том, что независимость каждой ветви власти является краеугольным камнем в разделении властей и именно это обеспечивает действительную реализацию механизма разделения властей. Независимость какой-либо ветви не должна быть связана с другими ветвями. Исполнительная власть, которая гарантирует независимость судебной власти, уже получает конституционную основу для проявления макимальной активности по отношению судебой власти. А как защищать судебную власть от воздействия  гарантирующего органа?  Вопрос остается неразрешенным.  В  некоторых   странах   мира  удачно   практикуется  пожизненное   назначение  судий  на  должность.   В  конституции   А.Р.   не  установливается   срок    полномочий   Но  в законе   ''О судьях и судах'' 5    по ст.96  судьй  высших  инстанции  назначаются  на  должность сроком для 10  лет  а   все  остальные на 5  лет.  В  конституции  как  способ   обеспечения   независимости   судов  определено,  что  в  течение  срока      своих    полномочий   судьи  несменяемы.  Кроме  этого,   для  отстранения  судий  от  должности  нужен  достаточно  сложный  юридический  состав.   Судья  должен  совершить   преступлении,   после которого  этого на  основе  заключения   Верховного  Суда  А.Р.  президент  может выступить   перед  Милли  Меджлисом   А.Р.  с инициативой  отстранения   судьи  от  должности.    Для отстранения   от  должности,  установлено  квалифицированное   большинство   голосов.  По  ч.IV ст.128 решение отстранение  от  должности  судей  всех  высших  инстанции  принимается   Милли  Меджлисом   большинством  в  83  голоса,   а   иных  судей  соответственно  ч.V  ст.128   большинством в  63  голоса.   Как   видно  не какая  другая  ветвь   власти  самостоятельно   не  реализует   контроль  над  судебной  властью  в  системе  разделение  властей.   Недопустимость  прямого  воздействия  на  деятельность,  обусловливает    воздействии   через  персональный  состав  судий.  Но  законодательная  и  исполнительная  власти  имеют   не  одиноковые  возможности  над  судебной   властю.   Дело в  том,  что  только  судьи  высших  инстанции-судьи  Конституционного Суда,  Верховного  Суда  и  Экономического  Суда     подлежат  утверждению   Милли   Меджлисом.  Все  судьи   нижестоящих   инстанции  по  пункту 9  ст.109  назначаются  президентом   и  для  этого  не  требуется   согласие  или утверждение  Милли   Меджлиса.   Контроль  законодателного  органа  опосредуемый  инвеститурой  ограничивается  только  высшей  инстанцией.  Другие  органы  судебной власти  контролируются  президентом  самостоятельно  и без  участия  парламента,  а  это  позволяет  главе   государства  односторонне    осуществлять  надзор  над  судебной  властю.    Кроме   этого,  мы  отметили,  что   полномочия  исполнительной  власти  расширяются,  блогодаря  пункту  32  ст. 109  конституции.  Это   расширение  в основным  реализуется  в  рамках  разделение  властей  и  направлено  на судебную  власть.  Поэтому  круг  полномичий  президента,  позволяющий   по  своему  усмотрению  контролировать  деятельность  судебной  власти   без  всяких  вмещательств  других  органов,  увеличивается.   А   как  судебная  власть осуществляет контроль  за  деятельностю других   ветвей   власти  в  рамках  системы  разделение  властей?   Прежде  всего  отметим ,  что  основным  участником  со  стороны  судебной  власти является   Конституционный Суд,  а Верховный Суд частично. Поэтому   Конституционный  Суд  являетя   ведущим  не  только  по статусу  и  характеру  деятельности   в  системе  органов  правосудия,  но  и  потому, что   именно  он  участвует  в  системе разделение  властей  в  полном  обьеме.  Конституционный   Суд  осуществляет  конституционный  надзор.  Это   его   основная  деятельность.   Через  конституционный  надзор  суд  осуществляет   контроль  за   деятельностью  других  органов  участвующих  в   разделение  властей.   Конституционный Суд,   проверяя   конституционность  актов  исполнительного  и  законодательного   органа  осуществляет надзор.  Кроме  этого  Конституционный Суд  вступает   как  арбитр   между  законодательными   и    испонительными   органами.  По  ст.130   пункта 9  конституции   Конституционный  Суд  решает  вопросы  о  разрешении   споров  связанных  с  разграничением   полномочий  между  законодательной,  исполнительной   и  судебной   власти.   Судебной  надзор  полностью   зависит  от  запросов  других  органов. В  А.Р.  индивидуально-правовые акты не  подлежат  конституционному  контролю, и  это сужает  сферу  конституционного  надзора.  Фактически огромное  число правовых  актов  остается вне  пределов  конституционного  надзора.   Физические лица  прямо  не  могут  обращаться в  Конституционный  Суд.   Только  в  случае   обращения  государственных  органов   начинается    конституционное судопроизводство.  Круг  таких  органов  ограничен    ч.III  ст.130 конституции.  Здесь  установлено,   что   президент  А.Р.,  Милли Меджлис ,   Кабинет  Министров,  Верховный  Суд  и  прокуратура   А.Р., Али   Меджлис  НАР  обращаются  с  запросами    в   Конституционный  Суд. 

   Один  из  способов   контроля  над  исполнительной  властю   со стороны  законодательной  и  судебной   властей   является   импичмент.   В  ст. 107  определяется  процедура  импичмента.   В  процессе  импичмента  участвует   не  только  Конституционный  Суд,  но  и   Верховный  Суд .   Этот  институт   совсем  новый   для  Азербайджана  и  вероятно , является  единственным   конституционным  процессом,  которые  теснейщим   образом  связывает   законодательную  и  судебную  ветви  властей  с  одной  целью.  В  этом  механизме  все действия  вместе  создают   цель.   Именно  поэтому  полномочие,  предусмотренное в  пункте  12   ст.95  не  может  принадлежать  только  Милли Меджлису  А.Р.   Кроме  этого  это  полномочие  и  не  последнее  и не  решительное  в  процессе импичмента.   По  ст.107 в  случае  совершения  президентом   тяжкого  преступления  вопрос  отстранения  от   должности   может  выдвинуть  перед  Милли   Меджлисом  А.Р.  по  инициативе  Конституционного Суда  А.Р.  на  основании   представленного  в  30 дней  заключения   Верховного   Суда  А.Р.  Милли Меджлис   принимает  постановление   большинством   в   95   голосов   депутатов.   Это  постановление  подписывается   председателем   Конституционного  Суда   А.Р.  Если  в  течение  одной  недели  Конституционный  Суд   А.Р.  не   выступит за   подписании   этого  постановления,  то  постановления  не  вступает  в  силу.   Этот  процесс   реализуется  в течение  2  месяцев  . Если  в  течение  этого   срока,   указанное  постановления  не  будет  принято,  то выдвинутое  против  президента  обвинение  считается  отвергнутым.  В  принменении  импичмента  есть некоторые  нюансы.   Все  субьекты  участвующие  в  импичменте  совершают  свои   действия   самостоятельно  и  в  зависимости   от   своих  усмотрений.   Это  увеличивает   возможность  прекращения   импичмента   в  любой  его  стадии.  Конституция  связывает   все  действии   друг с   другом   только  с  целью.  Эти  действия  предусмотриваются   как   стадии  процесса  и  это   затрудняет   определение  результатов  возникших   в  случае   не  совершения   действия.   Действия  этого  процесса   не связываются   друг  с  другом   каким-то   принудительным  способом,  который   обеспечивал  бы  завершение  процесса.     Отсутствие    мотивационного   механизма,   принуждающего  каждый  орган   реализовывать  свои  действия,   позволяет  органом  злоупотреблять   этой  ситуацией.  То  есть,   орган  может   не выполнять   необходимую   стадию,  которая   состоит   из  его  действии   и  этим  процесс  не  завершается  до конца,  прекращается.    Так как такой  элемент  процесса  не оправдывает   себя,  то  после  голосования  в  Милли  Меджлисе  постановление  еще   раз   направляется в  Конституционный Суд  для  подписания   председателем  Конституционого  Суда  и   выступлением  судьи    Конституционного  Суда   за   подписания,   который и  сам  проявляет  инициативу   для  начинания  процесса.    Не   возможно    проявление   инициативы  и  подписания  постановления  председателем  Конституционнго   Суда   не  согласовав   это  судьями   Конституционного  Суда.      Все  судьи  Конституционного  Суда  должны  соглашаться   с   инициативой    и   подписанием.  Ведь это  очень важно.  Поэтому  утрачивает   свое    значение   выступление  за  подписание   председателем,   ведь  именно  они   начали  этот  процесс   и   именно  они  поддерживают  председателя  в том, чтобы он   подписал это  постановление.  Дело  в  том,  что  уже  в  стадии  проявления  инициативы,   суды   Конституционного  Суда  имеют   четкую  и  ясную позицию.  Без  этой  четкой  позиции  был  бы  неверно думать,  что  Конституционный  Суд  пристуапет  к процессу.  Уже  в  начале  процесса  они  знают  о   судьбе  будущей  подписи.  Тогда  зачем  выступленление  за  подпись   выделена  как  отдельная  стадия?  Председатель  должен  согласовать свою  подпись  по  крайне  мере   для  предотвращения   последующих конфликтов  между  судьями.     Это  правило  вероятно   установлено   с  двумя   целями:  1)  Для  усложнения  процесса.  Здесь  выступление  судов   Конституционного   Суда  за  подписание  определено  как  чисто  технический  прием.   Но   элемент  повторение  делает его  не очень  удачным.  2)  На  самом   деле  здесь  учтен  фактор  возможности   переосмысление  судьями  в  пользу  исполнительной  власти.  Переосмысление  судьями  и   не  выступление   их  за  подписание   в  течение  одной  недели   уже  означает,   постановление   не  вступит  в  силу   и  выдвинутое  против  президента  обвинение    считается   отвергнутым.  Это  ослабляет  силу  импичмента.  

   Проблематичной   является   вопрос  определения  места   прокуратуры  в   системе разделение  властей.  Прокуратура создана в 1301 году во Франции6. Она создана специальна для защиты интересов короля. В то время прокуратура обладала широкими полномочиями в области контроля. В Англии эта система  не была принята. Но  в  1879 году  был создан институт Общие обвинители. После  этого  в США и Ирландии учреждается прокуратура как специальный орган уголовного преследования. В США министр юстиции одновременно считается генеральным атторне и имеется некоторые административные функции. Таким образом, прокуратура здесь является управленческим органом и не имеет надзорных полномочий. Здесь она осуществляет уголовное преследование. В А.Р. прокуратура является самостоятельным и центролизованным органом осуществляющим надзорные функции. Она не считается органом правосудия и несмотря на этого, включение ее в систему судебных органов по конституции не логично. Сравнивая  с  бывшими  социалистическими  странами   на  западе  прокуратура   всегда  была   слабой.   В   странах    англо-саксонской  правовой   семьи  прокуратура  ни  когда  не имела  решающую  роль.  В  этих  странах  прокуратура   очень  редко  подвергается   конституционному  регулированию. Западные специалисты оценивают конституционализацию прокуратуры как традиции советского времени и показывают, что западных странах нет аналога такой прокутатуры. Согласно мнений многих авторов полномочий прокуратуры  должны быть ограничено.7    В России история прокуратуры начинается с времен Петра I- впервые она создана в 1722 года. Развивая свои полномочия она была особенно сильна в период правления Екатерина II. В Советском Союзе этот орган тоже имел широкие полномочия. Значение  этого органа   в  Советском  Союзе  показывает  то,   что  в  конституции  Советского   Союза  и  в  конституции  принятой  в 1978 г. Аз.ССР  посвящена   целая  глава   прокуратуре. Начиная с Советского периода всегда ученые хотели определить точное место прокуратуры в системе государственных органов. В то время было распространено мнение, что этот  орган не имеет ни закондательных, ни административных и ни судебных полномочий. Это мнение и сегодня тоже не утратило своего значения. Так, К. Ю. Яровиков8 и М. С. Шалумов9 верждают, что прокуратура  не входит не в одну из ветвей власти. Тот факт, что прокуратура не имеет не одного законодательного, исполнительного и судебного полномочия, делает невозможным ее участие в разделение властей. Именно поэтому прокуратура не входит в систему разделение властей. Однако несмотря на это М.С. Шалумов утверждает, что прокуратура участвует в системе сдержек и противовесов. Нам кажется, что не входя в механизме разделение властей, участвовать в системе  сдержек и противовесов невозможно, поскольку эта система предназначена именно для сбалансирования деятельности тех властей, которые участвует в механизме разделения властей.

 

Изменение   в   управленческой  и  общественной  системе   А.Р.  создало   проблемы  в  деятельности  прокуратуры.   Сейчас  В  А.Р.   имеет   место   тенденция   ограничения   полномочий   прокуратуры.    Так,  с   указом президента 17 июня 1996 г. отменен  общий  надзор со стороны прокуратуры.  Регулирвание  прокуратуры  конституцией  должно  оцениваться  как традиция  оставшаяся  от   советского  конституционализма.   Современная  тенденция  касающаяся  прокуратуры  в  А.Р.  предпологает,  что  это   орган  вообще  не  должен   урегулироваться   конституцией.  Несмотря  на  то,  что  этот  орган  предусмотрен   в   разделе  государственной   власти,  которая   построена   на  основе  разделение  властей,  не  имеет  ни  одного  полномочия  для  участия   в разделение  властей.  Отсутствие точного  расположения   в  отношении   высших  органов  государственной  власти   не    позволяет   конструировать   разделение  властей   с  участием  прокуратуры   и   соблюдать  классическую  модель   разделение  властей.  Прокуратура  в  полном  обьеме  не   принадлежит   ни  исполнительному  ни  судебному  органу.  Но   это тоже  не   целесообразно  входить  в  систему   органов  разделение  властей    и  не  участвовать  в  ней.   По ст.133   конституции   А.Р.  прокуратура  осуществляет  надзор   за точным   и  единообразным   исполнением  и  примечанием    закона,   возбуждает   уголовное   дело  и   ведет   следствие  и   т.  д.  

     Разделение  властей  в   А.Р.  кроме  этого   осуществляется  на территории  НАР.  Разделение  властей  в  НАР  закреплено  в  двух  актах.   Один  из  них  Конституция  А.Р.  другая  конституция  НАР  принятая    29  декабря 1998 года.9   В ст.135  конституции  А.Р.  установлено,  что  в  НАР  законодательная  власть  осуществляется   Али  Меджлисом,  исполнительная  власть  осуществляется   Кабинетом  Министров,  судебная  власть  осуществляет   общими  судами.   Понятно  что  субьекты  в  НАР  в какой-то  степени   отличаются   от   субьектов  разделение  властей  на  общеазербайджанском  уровне.  Милли  Меджлис  и  Али  Меджлис   являются  законодательными  органами.  Разница  есть  в   количестве  состава  и  полномочии.  Субьект  испольнителной  власти  в  НАР  отличается   от общеазербайджанского  субьекта.    Между  этими  исполнительными  властями  существует  связь.  Так,  премьер-министр   НАР  назначается   Али  Меджлисом  НАР  на  основании  представления   президентом  А.Р.   Соответственно   ст.3  конституции   НАР  все   ветви  власти   не  зависимы  в рамках   своих  полномочий.   Полномочия  Али  Меджлиса  как  и  полномочия  парламента  Азербайджана   разделяются  на два   вида   в  зависимости  от  отношений  в   разделение  властей.  Полномочия,  принадлежащие    разделению   властей  по ст.39  конституции   НАР  следующие:  утверждение  бюджета  НАР,  утверждение  экономических  и  социальных  программ  НАР,  назначение  и   освобождение  от  должности премьер-министра,  утверждение  состава  Кабинета  министров,  доверие  Кабинету  министров.   Соответственно   ст.140   конституции  НАР Кабинет министров:  составляет и  исполняет бюджет,  осуществляет   социальные и экономические  программы.  В  конституции   НАР  установлен специальный  институт,  так  называемое  высшее  должностное  лицо  НАР.  По  ст.13  конституции  НАР определено,  что  высшим  должностным  лицом  НАР  является   председатель  Али  Меджлиса  НАР.   А  в ст.5  данной  конституции  установлено,  что   высшее   должностное  лицо  одновременно  осуществляет  полномочия,  входящие  в  сферу  законодательной  и   исполнительной  власти.  Анализ   полномочий  высшего  должностного  лица  показывает,  что  через  этот  институт  заполняется   пустота,  возникшая из-за  отсутствия   президентуры  в  НАР.    Насколько  удачно  определение  этого института   к  раздвоению  должности  председателя   Али  Меджлисом   НАР,  это  уже  другая  тема.   В  самой  конституции  А.Р.  нет  ни  какого  положения,   показывающего  участие  этого  органа  в  разделение  властей.  Но  полномочия  высшего   должностного  лица   позволяют  нам  сказать,  что  этот  единоличный  орган  тоже  участвует  в   разделение  властей   и  в  какой-то  степени  заменяет  президента.  Это  лицо  промульгируя   законы,   контролирует  деятельность  Али  Меджлиса,  но  одновременно  он председатель  Али  Меджлиса  НАР.  Высшее   должностное  лицо  соответственно  пункту 5 ч.II ст.5  конституции  НАР  дает  информацию  о важных  делах   общественной  и  политической  жизни  НАР.   Председатель Али  Меджлиса--высшее  должностное лица  НАР  выбирается  среди  депутатов  Али  Меджлиса.  Субьект исполнительной власти-Кабинет  министров  НАР  сответственно ч.III  ст.34  конституции  НАР   подчиняется  Али  Меджлису  и  ему  подотчетен.  Состав  Кабинета  министров  НАР  утверждается   на основе   представления  премьер-министра  Али  Меджлисом.   Все  это  показывает,  что  в  отличие  от  Азербайджана, где  разделение   властей  реализуется  по  классической  модели,  в  НАР  разделению  властей  ближе к  разделению  властей  в парламентарных   республиках.   Судьи в  НАР  назначаются  на  основе  представления  высшего  должностного  лица  Али  Меджлисом.   Конституционный  контроль  соответственно  ч.II  ст.44  в  НАР  осуществляется Верховным   Судом  НАР.  Это  положения  явно  противоречит   положению  предусмотренному  в  ч.III пункта 8   ст.130   конституции  А.Р.  Здесь установлено,   что   Конституционный  Суд  А.Р.  решает вопросы  о    соответствии  конституции  и  законов  НАР,  постановлений  Али  Меджлиса  и  Кабинета  министров  НАР…  конституцией  и  законом   А.Р.  Фактически  все  вопросы,   связанные  с конституционным  надзором  в  НАР,  решаются   Конституционным  Судом  А.Р.  Тогда  зачем  Верховный  Суд  НАР  должен  осуществляться  конституционным  надзором?  Естественно,  что  найти  ответы  в  текущим  законодательсве  практически    не  возможно. 

    Обобщая  высказанное   можно  показать  следущие  отличия   разделение  властей  на  общеазербайджанском  уровне  и на  территории НАР:

    1) в А.Р.  законодательная и  исполнительная  власть  получают  мандат  от  народа   и  они  не  несут  ответственность  друг перед другам.  В НАР  исполнительная  власть  не получает  мандата  от  народа,  она  организуется  АЛИ  Меджлисом   НАР  и  несет  ответственность  перед  ней;

   2)   в  А.Р.  судебный  контроль  за  деятельностью  законодательного и  исполнительного   органа  осуществляется  специальным  субьектом-Конституционным  Судом  и через  специальную процедуру-конституционное  судопроизводство.  В  НАР  судебный  контроль  не  осуществляется  специальным  субьектом,  а   выполняется  общеюрисдикционным  Верховным  Судом;   

   3)  в  НАР  в разделение  властей  участвует  специальный  субьект,  соединяющий  в  себе  некоторые  признаки  законодательной  и  исполнительной  власти.  Этот  орган  единолично имеет  двойственный статус   и   координирует  связи  между  другими  ветвями  власти.  В  Азербайджанской  конституции   в   механизме  разделение  властей   такой  институт  отсутствует.



1 См: Конституция А.Р. Баку-1995

2 См:Свод законов А.Р. Баку-1997 Т-I

3 См:''Закон'' №5  ''Закон о Конституционном Суде А.Р.'' Баку-1997 (библиотека журнала ''Закон'') (на азерб. языке.)

4 См: газ.''Азербайджан'' № -16 ноябрь. Баку-1999 (на азерб.языке.)

5 См: закон ''О судьях и судах'' Баку-1997 (на азерб.языке)

6 См:И.Исмаилов.''Правовое государство: предложения и высказывания'' Баку-1999 (на.азерб.языке) с.130.

7 Конституционное право:восточноевропейское обозрение. ст.48(проблемы посткоммунистической прокуратуры) №3 1999

9 См.: газ. ''Азербайджан'' /1999 №5 (на азерб.языке.)

Новости сайта:
12.05.02 Заработал в тестовом режиме поиск по сайту
08.05.02 Заработал новый Форум в тестовом режиме
02.05.02 Очередная смена дизайна сайта, добавлены новые функции
10.04.02 Сайт сменил дизайн
10.04.02 добавились версии на английском и азербайджанском языках
10.04.02 Новый раздел на сайте правовые Статьи
31.03.02 Офицальное открытие сайта
Законодательство Азербайджанской Республики
Designed by Stracker © 2010
All rights reserved

Положения о Центре Ататюрка в Азербайджане
www.zewo.ru